“Новая газета” узнала о присутствии российских зенитчиков вблизи границы с Украиной в день крушения малайзийского “боинга”

В распоряжении “Новой газеты” оказались не секретные документы, из которых следует, что в день гибели малайзийского Boeing рейса МН17 17 июля 2014 года над Донбассом вблизи украинской границы в Ростовской области находились более чем 170 военнослужащих подразделений ПВО РФСогласно выводам международной следственной группы (JIT), занимающейся расследованием трагедии, “боинг” был атакован из комплекса “Бук”, которая была предположительно доставлена с территории России и принадлежала к 53-й бригаде ПВО (войсковая часть 32406), расквартированной под Курском

В распоряжении “Новой газеты” оказались незасекреченные документы, из которых следует, что в день гибели малайзийского Boeing рейса МН17 17 июля 2014 года над Донбассом вблизи украинской границы в Ростовской области находились более чем 170 военнослужащих подразделений ПВО РФ.

Речь идет о документах об обеспечении безопасности на дорогах при передвижении российских войск в июне 2014 года, постановке военнослужащих ПВО на довольствие и выделении им сухих пайков. Согласно выводам международной следственной группы (JIT), занимающейся расследованием трагедии, “боинг” был атакован из комплекса “Бук”, которая была предположительно доставлена с территории России и принадлежала к 53-й бригаде ПВО (войсковая часть 32406), расквартированной под Курском.

В JIT установили, что “Бук” со следами полустертого бортового номера 332 прибыл из Курской области в Ростовскую область 25 июня 2014 года в составе колонны военной техники. В тот день колонну зафиксировали в Миллерово, в 30 километрах от Украины. Впоследствии “Бук” со следами не до конца стертого номера обнаружится через три недели в Донецкой области.

Изучив многочисленные фото и видео, следователи JIT установили несколько уникальных внешних характеристик курского “Бука 332”, которым соответствовал и комплекс с затертым номером, запечатленный в Донбассе. Российские власти, и в первую очередь Минобороны, назвали доклад JIT бездоказательным, а видео- и фотоматериалы – сфальсифицированными.

Однако выводы JIT о маршруте передвижении курского “Бука 332” могут подтвердиться документами самих военных, которые оказались в распоряжении “Новой газеты”. В частности, из телефонограммы дежурного по 11-й региональной военной автомобильной инспекции (ВАИ) капитана Беляева от 22 июня 2014 года можно узнать о приказе организовать 23 июня сопровождение военной техники по дорогам общего пользования.

Приказ направляется, в частности, руководству 56-й курской и 47-й воронежской ВАИ, что снова подтверждает установленный маршрут движения. Из бумаги следует, что перевозка техники курской бригады ПВО будет осуществляться силами 69-й бригады материально-технического обеспечения. Это подтверждает версию Bellingcat об участии личного состава и грузовиков 69-й бригады в перемещении техники из Курска, высказанную еще в 2017 году.

В другом документе, подписанном подполковником 69-й бригады Аладьиным, приводится список нескольких грузовиков с водителями, которые прибудут в Курск из Белгорода, чтобы отправиться далее. В частности, там фигурирует “КамАЗ” с “черным” госномером 4267 АН и его водитель – рядовой Бутиков. Позже именно этот “КамАЗ” попадет в объективы любительской съемки при перевозке “Бука 332” в Миллерово.

Дальнейшие события можно реконструировать по документам о котловом довольствии – трехразовом горячем питании, предусмотренном как в полевых, так и в стационарных условиях. Как следует из приказа за подписью врио командира части 32406 подполковника Демидова и врио начальника штаба майора Горбатых, курские военные прибыли в Миллерово 15 июля 2014 года. В бумаге приведен поименный список из более чем 170 человек, первым среди них значится командир части полковник Мучкаев.

“Нижепоименованных… полагать убывшими в командировку в Миллерово для несения боевого дежурства с 15 июля 2014 года. Зачислить на котловое довольствие с 15 июля и выдать сухой паек на 5 суток. Снять с котлового довольствия с 15 июля”, – говорится в приказе. Таким образом, военные прибыли в Миллерово почти на три недели позже, чем их техника; они были зачислены на котловое довольствие, тут же с него сняты, но при этом получили сухие пайки на 5 суток.

Напомним, что в телефонном разговоре между российским генералом Олегом Иванниковым и полевым командиром ЛНР Олегом Бугровым, состоявшемся 14 июля 2014 года, Бугров жалуется на украинскую военную авиацию, которая “отрабатывает позиции” сепаратистов. В ответ Иванников сообщает, что потерпеть “еще пару дней осталось”: “У нас уже есть “Бук”. На… будем сбивать”. Эти и другие телефонные переговоры, имеющиеся в распоряжении JIT, могут лечь в основу обвинений конкретным российским военачальникам, пишет “Новая”.

Официально командование 53-й бригады не комментирует информацию относительно собственной причастности к инциденту с рейсом МН17, а Минобороны России продолжает настаивать на том, что никакая военная техника не переходила через границу. Что же касается бывших и нынешних военнослужащих 53-й бригады, то разыскать офицера Байбакова, который также участвовал в командировке в Миллерово, не удалось, а майор медицинской службы 53-й бригады Ирина Колесник заявила, что не имеет права говорить о действиях родины. “Никто не верил, что мы такое можем сделать, – у нас “КамАЗом” не умеют управлять, а тут целый зенитный комплекс. Я и сейчас не верю”, – заявил еще один военнослужащий, пришедший в бригаду недавно.